RSS

13 апреля в Москве пройдут торжественные мероприятия, посвященные 71-й годовщине взятия советскими войсками Вены

18:03 10.03.2016

Семен Яковлевич Люлько, проживающий в районе Фили-Давыдково, в этот день примет участие в церемонии возложения венков и цветов к Вечному огню у Могилы Неизвестного Солдата в Александровском саду. Здесь ветеран Великой Отечественной войны встретится со своими братьями по оружию – воинами-десантниками разных поколений.

Вместе с ними он почтит память своих однополчан, с которыми бок о бок вел тяжелые бои на улицах австрийской столицы, очищал Европу от фашистской скверны…

В принципе Семен Яковлевич мог бы посетить в эти дни Вену, тем более что такая возможность ему предоставлена. Однако бывший десантник-гвардеец вынужден был от приглашения отказаться. Возраст и здоровье, к сожалению, не дают возможности совершить это путешествие.

– А ведь тогда, в сорок пятом, – улыбается Люлько, – до этого города мы пешим ходом добирались. Более шестидесяти километров по горным альпийским тропам прошли, прежде, чем выйти в предместья и вступить в бой. По этому маршруту еще в 18-м веке прошел великий русский полководец Александр Васильевич Суворов со своими чудо-богатырями.

Следует сказать, что альпийский поход был не первым в послужном списке гвардии ефрейтора. Как, впрочем, и не последним. Об этом говорят хотя бы боевые награды, которыми отмечен его ратный путь – медали «За взятие Будапешта», «За взятие Праги», «За взятие Вены» и другие общим числом 28.

– В первый бой в составе сотой воздушно-десантной дивизии я вступил в 44-м году, – вспоминает ветеран, – когда фашистов мы оттеснили с территории Советского Союза. Наша армия наступала, но радость побед не может затмить горечи утрат. Враг все еще был силен и ожесточенно, отчаянно сопротивлялся…

А он, 18-летний, безусый солдат хорошо помнил, как немецкая армия стояла всего в нескольких десятках километров от Москвы. Семен в ту пору работал слесарем-сборщиком четвертого разряда на авиационном предприятии в Подмосковье. Сюда поступил еще до войны, бросив школу. Семья из 9 человек жила в отчаянной нужде, и отец был просто не в состоянии прокормить ее… Потому после окончания шестого класса и пришел подросток на завод.

Когда началась война, специалистов его профиля в армию без особой нужды старались не призывать. Впрочем, мобилизация пареньку и по возрасту не светила. А вот работать приходилось без скидок на малолетство. Сутками из цехов не выходили. А в тяжелые для столицы дни рабочие двуручными пилами и топорами валили лес, создавая непроходимые завалы, рыли окопы, строили блиндажи и землянки, ставили противотанковые ежи. Позиции эти потом заняли бойцы Красной армии, прибывшие под Москву с Дальнего Востока. Отсюда они и атаковали фашистов.

Но война победой в одной только битве не завершается. И на огромной территории на фронтах от Северного Ледовитого океана до Черного моря, Кавказских гор и на берегах Волги продолжали рваться бомбы и снаряды, унося ежедневно тысячи и тысячи жизней. В 42-м в дом Люлько пришла похоронка на старшего брата Семена. Илья погиб в воздушном бою под городом Лиски в Воронежской области. И Семен отправился в военкомат.

Тут надо вспомнить, что дата его рождения – 26 мая 1926 года. 18 лет пареньку исполнилось бы только в 1944-м, и все ж таки ему удалось ввести в заблуждение военное начальство и получить повестку о призыве на военную службу. Направили его в учебное подразделение. Здесь, в Песочных лагерях под городом Калинин, из новобранцев готовили младших командиров минометных расчетов. И быть бы ему младшим сержантом, если б не досадный случай. Уже перед самой отправкой в войска случилось Семену заступить в наряд по роте. И как назло именно в это время несколько солдат ушли ночью в самовольную отлучку. Даже не на свидание с девчатами, а для того лишь, чтобы запастись в дорогу картошкой с колхозного поля. Вещмешки с нею обнаружили в казарме, нашли их хозяев и решили примерно наказать. Под горячую руку попал и дневальный. Посчитали, что если он и не был в сговоре с самовольщиками, то недостаточно бдительно исполнял свои обязанности. Так и получил боец на свои девственно черные погоны только одну лычку, а вместе с нею воинское звание ефрейтор. И предписание прибыть для дальнейшего прохождения службы в 100-ю воздушно-десантную Свирскую гвардейскую дивизию.

После тяжелых боев и значительных потерь в личном составе ее отвели в тыл для отдыха и пополнения. И, хотя по военному времени сроки на эти мероприятия отводились минимальные, вновь прибывших тщательно и целенаправленно обучали. Пришлось учиться и Семену. В части его определили по воинской специальности минометчиком, командиром расчета 82-миллиметрового орудия. Но плюс к этому надо было владеть и специфическими навыками десантирования. Иными словами, бойцов учили прыгать с парашютами, рукопашной борьбе и прочим вещам, которые позволяют не только выжить в схватке, но и победить.

И только в 44-м году дивизия вторым эшелоном вошла в Румынию. Потом прошла по Югославии и оказалась в Венгрии, где в районе озера Балатон Люлько и принял свой первый бой.

Затем были тяжелые, кровопролитные бои при штурме Будапешта. А потом поступил новый приказ – двигаться на столицу Австрии Вену. Путь к ней лежал через Альпы, по маршруту, который прошел в 1750 году со своими воинами прославленный русский полководец Александр Васильевич Суворов. Десантники одолели по горным тропам более 60 километров и вышли к Вене.

Навстречу им был выдвинут немецкий егерский корпус, который, однако, прибыл сюда несколько позднее советского десанта. В жестоком бою наши бойцы вышли к реке, форсировали ее, вступили в уличные бои. Тут надо заметить, что советское командование приняло решение максимально сохранить в ходе сражения исторический облик города, его достопримечательности. А это значит, что о массированных авиационных и артиллерийских налетах речи быть не могло. Использование тяжелой, да и средней бронетехники также было ограничено уже тем, что практически все городские мосты были гитлеровцами заминированы. Пятеро добровольцев-десантников под ураганным огнем сумели на своем участке спасти мост и обеспечить проход танков.

Для гитлеровской коалиции (а Австрия входила в нее) взятие Вены стало очень большой потерей. Город являлся транспортным узлом, где сходились шоссейные и железные дороги, воздушные и водные пути, соединяющие Центральную Европу и Балканы. Кроме того, вена – это еще и крупный промышленный центр. Здесь были размещены предприятия, производившие авиационную и бронетанковую технику, вооружение и боеприпасы.

– Когда мы ворвались в город Трайскирхен, – рассказывает Семен Яковлевич, – на аэродроме авиаремонтного завода было обнаружено два десятка боевых самолетов, уже готовых к отправке на фронт. Но, пожалуй, больше всего меня потрясло посещение лагеря для военнопленных, где находилось более четырех тысяч узников различных национальностей.

За участие в этой операции гвардии ефрейтор Люлько был отмечен Благодарностью Верховного Главнокомандующего И.В. Сталина. Документ этот до сих пор бережно хранит ветеран в своем семейном архиве.

…А День Победы встретила дивизия в боях за Прагу. Это была последняя крупная боевая операция Великой Отечественной войны. Выстрелы звучали здесь и 12 мая 1945 года. В этот день Семен Яковлевич потерял немало своих боевых друзей, был тяжело контужен и получил несколько ранений сам. После выписки из госпиталя уже в 1946 году был демобилизован по причине инвалидности. Вернулся в Москву. Несмотря на вторую группу работал грузчиком на железнодорожной станции. Одновременно учился на вечернем отделении торгового техникума. Женился. Жил мирной, созидательной жизнью. На пенсию ушел в 1990 году с должности начальника транспортно-эксплуатационного отдела Министерства торговли РСФСР.

Впрочем, отдыхать ветеран войны и труда, по его замечанию, так и не научился. Находясь на пенсии, стал активистом ветеранского движения, участвовал в его становлении в городе. Он и сейчас является членом Совета ветеранов района Фили-Давыдково, часто посещает учебные заведения, проводит беседы со школьниками. А еще в свободную минуту гвардеец берет в руки перо, и тогда на бумагу ложатся стихотворные строки, рассказывающие о пережитом. О боях, о товарищах, о жизни, которая могла оборваться в любой миг…

Александр Лёвин

Если вы нашли ошибку: выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

Сообщение об ошибке

Неверно заполненное поле
Неверно заполненное поле
Неверно заполненное поле
Неверно заполненное поле
Неверно заполненное поле
Неверно заполненное поле
Неверно заполненное поле
Неверно заполненное поле
*
CAPTCHA Обновить код
Play CAPTCHA Audio

Версия для печати