RSS

В самый последний день войны Семен Яковлевич Люлько потерял немало своих друзей

24.04.2015
1941-45.png

Семен Яковлевич Люлько – частый и желанный гость в школах района Фили-Давыдково. Ребята с неизменным интересом ждут рассказов ветерана о его боевом пути по дорогам Великой Отечественной войны, и бывший солдат-десантник охотно делится с ними воспоминаниями, отвечает на многочисленные вопросы о себе, своих фронтовых друзьях и товарищах. С легкой руки учащихся Семен Яковлевич стал еще одним бойцом "Бессмертного полка", запись в который сегодня, накануне 70-летнего юбилея Великой Победы ведется с небывалой активностью.

Сколько стоит трудодень

Детство ему запомнилось беспросветной, отчаянной нуждой. Жила их семья из девяти душ в Бескудниково в тесной клетушке метров на 14 со всеми мыслимыми неудобствами. Отцу эту жилплощадь выдали от предприятия, где выделывали шкуры и топили животный жир. Он и был в этой семье единственным относительно доступным съедобным продуктом.

Впервые Семка наелся от пуза в больнице, куда попал с брюшным тифом. Поначалу, по причине обострения болезни, есть даже и не хотелось. И он собирал свою пшенную кашу, чтобы отдать ее отцу, когда тот придет его навестить. А батя сам недоедал, трудился на двух работах, но не мог обеспечить семью. Как, впрочем, и большинство населения в те трудные годы. Поэтому мальчишка с юных лет начал по мере сил и возможностей зарабатывать на хлеб насущный. В летние каникулы он устраивался в местный колхоз. Поначалу, по малости лет, его ставили на прополку. Затем поручили самостоятельно проводить боронование. Потом и на вспашку определили. Поначалу коногоном, а когда трактора в колхозе появились, то и прицепщиком. Доводилось также лошадей пасти, участвовать в сенокосе, уборке урожая. Тяжелой физической работы в сельском хозяйстве всегда хватало. Проблема в том, что оплачивается она скудно. Вот и в ту пору зарплату выдавали только после уборки урожая и называли ее натурооплатой. Условно говоря, рабочий день колхозника оценивается в один трудодень. Затем в правлении рассчитывается, сколько стоит этот трудодень в перерасчете на зерно, картофель, морковь, свеклу и т.д. Так что осенью шли люди за зарплатой с мешками. С одной стороны это в трудные времена даже и неплохо. Та же картошка с поля обходится много дешевле, чем на рынке или в магазине. Да и расход ее легче контролировать, чем тратить деньги. Однако, сельское хозяйство – дело рискованное. Отработали люди год, а урожая не получили. Значит, и трудодень ничего не стоит...

Впрочем, к концу тридцатых жизнь стала налаживаться. Отец и старший брат работали на авиастроительном мероприятии. Туда же поступил и Семен.

Повестка по собственному желанию

Когда началась война, брата призвали в армию. Он, закончив ускоренные летные курсы в Сызрани, воевал впоследствии на Воронежском фронте.

Завод эвакуировали, но часть производства сохранили, и паренек трудился по-прежнему слесарем-сборщиком четвертого разряда. Специалистов его профиля в армию без особой нужды не призывали. Они здесь, в тылу, для фронта победу куют, говорили им. В тяжелые для столицы дни ее обороны, двуручными пилами и топорами валили лес, создавая непроходимые завалы, рыли окопы, строили блиндажи и землянки, ставили противотанковые ежи. Позиции эти потом заняли бойцы Красной армии, прибывшие под Москву с Дальнего Востока.

Тем не менее, в сорок втором, когда почтальон принесла извещение о гибели в бою под городом Лиски старшего брата Ильи, Семен лично отправился в военкомат, где написал заявление. При этом умолчал, что имеет бронь. До восемнадцатилетнего возраста он немного не дотягивал, но сумел убедить сотрудников военкомата, что несколько месяцев роли не играет. Благополучно прошел медицинскую комиссию и стал ждать повестку.

– Правда, – признается он, – сплоховал при этом. Дернула меня нелегкая еще до повестки подать заявление на увольнение.

Поступок в военное время неслыханный по своей дерзости и квалифицировался, как дезертирство. Тем не менее, уже через неделю воинский эшелон повез новобранца Люлько в сторону Костромы. Здесь он прошел обучение на курсах младших командиров и был распределен в 100-ую воздушно-десантную дивизию.

Альпийский поход: до и после

С ней он и прошел славный боевой путь, который начался в Румынии. Потом прошли по дорогам Югославии и Венгрии.

– Помню, – рассказывает Семен Яковлевич, – сложную ситуацию, которая сложилась в районе Будапешта. Мы приняли на себя мощный удар крупной немецкой группировки. Выдержали его, нанесли врагу серьезный урон, атаковали, а потом и ликвидировали.

А потом поступил новый приказ – двигаться на столицу Австрии Вену. Путь к ней лежал через Альпы, по маршруту, который прошел когда-то со своими воинами прославленный русский полководец Александр Васильевич Суворов. Десантники одолели по горным тропам более 60 километров и вышли к Вене.

Навстречу советским воинам был выдвинут немецкий егерский корпус. В жестоком бою наши бойцы вышли к реке, форсировали ее, вступили в уличные бои. Тут надо заметить, что советское командование приняло решение максимально сохранить в ходе сражения исторический облик города, его достопримечательности. А это значит, что о массированных авиационных и артиллерийских налетах речи быть не могло. Использование тяжелой, да и средней бронетехники также было ограничено уже тем, что практически все городские мосты были гитлеровцами заминированы. Пятеро добровольцев-десантников под ураганным огнем сумели на своем участке спасти мост и обеспечить проход танков.

... Весть о Победе, была, однако, омрачена новым приказом, предписывающим совершить марш-бросок в Прагу. Это была последняя крупная боевая операция Великой Отечественной войны. Бои здесь закончились только 12 мая 1945 года. В самый последний день Семен Яковлевич потерял немало своих боевых друзей, был тяжело контужен и получил ранение сам. После выписки из госпиталя уже в 1946 году был демобилизован по причине инвалидности.

В очередной раз Семену Яковлевичу довелось побывать в Праге в 1995 году. Он, в числе делегации ветеранов из России, был приглашен на празднования по случаю 50-летия освобождения столицы Чехии от фашистов. Удалось ему также посетить и места, где в памятном сорок пятом воины-десантники вели бои.

Александр Лёвин

Если вы нашли ошибку: выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

Сообщение об ошибке

Неверно заполненное поле
Неверно заполненное поле
Неверно заполненное поле
Неверно заполненное поле
Неверно заполненное поле
Неверно заполненное поле
Неверно заполненное поле
Неверно заполненное поле
*
CAPTCHA Обновить код
Play CAPTCHA Audio

Версия для печати