RSS

Иранская командировка Евдокии Николаевны Кузнецовой

24.04.2015
1941-45.png

О том, что в самом начале Великой Отечественной войны советские войска были введены на территорию Ирана, многие из нас знают крайне мало. Эта глава в истории Великой Отечественной, да и Второй мировой в целом, до сих пор остается как бы в тени больших, описанных во многих книгах и фильмах битв и сражений. Впрочем, таковых здесь, можно сказать, и не было. Но на итоги войны иранский фактор свое весомое влияние оказал. Военный переводчик Евдокия Николаевна Кузнецова волею судеб оказалась в этой стране в 1942 году и участвовала в действовавшей тогда программе зарубежных поставок по ленд-лизу боеприпасов, техники, вооружения и т.д. Об этом – наш короткий рассказ.

Ленд-лизовый маршрут

Но прежде вспомним, что такое ленд-лиз и как получилось, что в Иран были введены иностранные войска.

Совместная англо-советская операция под кодовым наименованием «Согласие» (в некоторых источниках ее именуют как «Сочувствие») проводилась с 25 августа по 17 сентября 1941 года. 25 августа утром в 4 часа 30 минут советский посол и британский посланник совместно посетили шаха и вручили ему ноты своих правительств о вводе в страну советских и английских войск.

Нужно сказать, что Советский Союз имел все юридические основания и предпринял этот шаг в соответствии со статьей VI договора между СССР и Персией от 26 февраля 1921 года.

Одной из целей была защита нефтяных месторождений от возможного их захвата Германией и ее союзниками. Немаловажное значение имело также создание транспортного коридора, так как значительная доля поставок по ленд-лизу впоследствии шла по пути Тебриз – Астара (Иран) – Астара (Азербайджан) – Баку и далее.

Для расшифровки самого термина «ленд-лиз» достаточно заглянуть в англо-русский словарь. Итак, lend – «давать взаймы», lease – «сдавать в аренду». Именно на таких условиях США в годы Второй мировой войны передавали союзникам по антигитлеровской коалиции военную технику, оружие, боеприпасы, снаряжение, стратегическое сырье, продовольствие, различные товары и услуги. Закон о ленд-лизе был принят конгрессом США 11 марта 1941 года и применялся к 42 странам, чья «оборона против агрессии жизненно важна для обороны Соединенных Штатов».

Первые поставки в СССР по трансиранскому маршруту начались в ноябре 1941 года, когда были отправлены 2972 тонны грузов. С мая 1942 года они составляли в среднем уже 80-90 тысяч тонн в месяц, а во второй половине 1943-го – до 200 тысяч тонн в месяц.

Специально для нужд ленд-лиза в Иране было построено несколько автомобильных заводов, которые находились под управлением General Motors. Самые крупные назывались TAP I (Truck Assembly Plant I) в Андимешке и TAP II в Хорремшахре. Всего за годы войны с иранских предприятий в СССР было отправлено 184 112 автомобилей.

Второй маршрут пролегал из портов Персидского залива, через пустыни и горы Ирана и Ирака в советское Закавказье. Грузы отправлялись железнодорожным транспортом, по автомагистралям и по воздуху.

Военно-полевой семестр

22 июня 1941 года Евдокия – студентка института иностранных языков РККА (Рабоче-крестьянской Красной армии) еще на знала, что по приказу командования будет направлена в далекую и загадочную страну Персию, как еще именовали Иран. Услышав по радио сообщение о начале войны, девушка первым делом отправилась в институт. Там она, как и многие студенты, надеялась получить какие-то разъяснения, указания. Но таковых вплоть до начала августа не поступало.

...Меж тем события на фронте развивались стремительно и далеко по не самому лучшему сценарию. Враг рвался к Москве, и, казалось, нет силы, способной его остановить и погнать вспять. Но, несмотря на безрадостные сводки Совинформбюро, люди верили в победу и делали все возможное, чтобы приблизить ее. Круглосуточно работали предприятия, выпускающие оборонную продукцию, эвакуировались вглубь страны заводы и рабочие, специалисты. А их, молодых людей мобилизовали на строительство оборонительных рубежей.

– Выдали нам кирки, лопаты и носилки, – вспоминает Евдокия Николаевна, – и поручили рыть окопы и противотанковые рвы. Работа тяжелая, до кровавых мозолей. Постепенно втянулись, нормы свои не только выполняли, но и перекрывали. А поселили нас в сельской школе. Спали вповалку, прямо на дощатом полу. Вместо постели – солдатская шинель. На одну полу ее ложишься, другой накрываешься, а вместо подушки – пилотка и ладонь под голову. Месяца два мы так жили и работали.

Спустя время Евдокия Николаевна была награждена медалью «За оборону Москвы». И до сих пор очень гордится ею. Когда вернулись в столицу, узнали, что институт эвакуируется вглубь страны, на Волгу. Естественно, со студентами.

Городок этот впоследствии станет называться именем итальянского коммуниста Пальмиро Тольятти. И огромный автомобильный завод здесь будет. Но – много позже, уже в мирной стране. А тогда был он типичным глубинным, провинциальным населенным пунктом, тихим и патриархальным. Под студенческое общежитие приспособили какой-то небольшой санаторий, где явно не были готовы к такому количеству постояльцев. И потому на двоих здесь могли предложить только одну односпальную койку, на которой можно было с грехом пополам разместиться «валетом». Заведенным порядком шел учебный процесс, в ходе которого Евдокия не только совершенствовала свой профильный английский язык, но и осваивала азы военного дела. Порой сожалела, что поддалась на уговоры, согласившись углубленно штудировать английский. Ведь в школе-то учила немецкий. А уж он-то точно в этой войне нужнее.

Выяснилось, однако, что и знание английского языка может принести огромную пользу сражающейся стране.

Летом 1942 года Евдокию вызвали в Москву, в Наркомат внешней торговли и сообщили, что она командируется в Иран и назначается переводчиком в некую англо-иранскую транспортную компанию, которая обслуживает трансиранский ленд-лизовский маршрут.

Персидские мотивы

...Чужая страна, неведомые и непонятные порой обычаи и нравы, иная культура. Город Ахваз на крайнем юге Ирана, где располагался один из офисов компании. Инструктаж для новоприбывших состоял едва ли не из одних запретов. Предупреждали об опасности, о провокациях, о том, что не стоит без сопровождения выходить в город, общаться с местным населением. Что вообще надо быть предельно бдительными, осторожными. Впрочем, свободного времени для прогулок было мало. Львиную долю его сжирала работа. Ее у переводчиков было много. Во-первых, надо было переводить на русский язык многочисленные и объемные документы на поступающие грузы. Во-вторых, участвовать в заседаниях, собраниях, переговорах. Да и на бытовом уровне приходилось помогать коллегам понять друг друга.

И вот однажды девушку направляют в срочном порядке в порт Хорремшахр. Там неожиданно заболела ее коллега переводчица. А дело не терпит промедления и отсрочек. По этой причине отправили ее на автомашине – так быстрее – и без сопровождения. В попутчиках – только водитель из местных. Вдвоем и ехали несколько долгих часов по пустыне. В каком-то месте шофер свернул с дороги и направил автомобиль по каким-то ему одному известным приметам в небольшое селение.

У девушки сердце екнуло в ожидании неприятностей. Сразу вспомнились строгие наставления.

– Ну, Дуся, – мелькнула мысль, – скоро узнаешь, что такое гарем...

О чем-то переговорив с жителем, водитель ушел вместе с ним и принес термос с водой. Знаками показал: пей, мол. Евдокия энергично покачала головой: нет, не буду. Так и не притронулась к этому термосу.

– Но вообще-то, – говорит она, – иранцы очень неплохо к нам относились. Были весьма вежливы, предупредительны. Мне иногда приходилось бывать на базаре, в торговых лавочках. Со мной каких-либо неприятностей, эксцессов не было.

Дело в том, что в той местности практически не было магазинов с товарами для европейцев. А обновить гардероб время от времени требовалось. К этому, между прочим, служебное положение обязывает. Выглядеть переводчик должен всегда достойно, соответствовать моменту. Выход Кузнецова нашла простой. На базаре, в лавках покупала ткани и своими же руками, буквально на коленях шила себе обновки. Фасон иногда удавалось посмотреть в каком-нибудь журнале. Как правило, американском. Их много оставляли на берегу, уходя в плавание, штатовские моряки.

Бойтесь писем, из США приходящих?..

В конце 1944 года Евдокия вернулась в Москву. Работала в Министерстве внешней торговли, преподавала на курсах иностранных языков. А когда была организована Академия внешней торговли, получила предложение занять должность старшего преподавателя. Здесь и трудилась без малого два десятка лет. Но есть в этих сухих строках один нюанс. По тем временам весьма существенный.

...Беда пришла, когда Евдокия ее совсем не ждала. И явилась она в виде письма на ее адрес из Соединенных Штатов Америки. Читая его, Евдокия вспомнила и отправителя. Это был американский моряк с одного из пароходов, который стоял под разгрузкой в их порту. Молодой человек был русского происхождения. Его родители когда-то эмигрировали из страны за океан. В США он и родился. Но корни давали о себе знать. Он довольно часто приходил в офис компании, где работала Кузнецова. Ему нравилось общаться на русском, интересоваться подробностями и деталями быта. Не исключено, что приглянулась ему и красавица Евдокия. О чем, впрочем, он помалкивал.

Адрес ее парень раздобыл довольно оригинальным способом. В офис доставили свежую почту, а в ней – письмо из дома. Девушка вчитывалась в строки, написанные родным человеком, а моряк в это время стал просить в свою коллекцию советскую марку. И получил конверт. О том, что он унес его с собой, Дуся даже не заметила. И вот теперь только поняла, какой неприятностью обернулся этот безобидный поступок. Ей тут же намекнули, что все это квалифицируется как связь с иностранцем и может иметь далеко идущие последствия. В общем, ее карьера военного переводчика завершилась. Она была демобилизована. По ее же просьбе. Естественно, были и другие аспекты. Которые, впрочем, вскоре отодвинула в прошлое весть о долгожданной Победе, которую Евдокия, по мере своих сил и возможностей, приближала, находясь в далеком от Москвы Иране.

Александр Лёвин

Если вы нашли ошибку: выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

Сообщение об ошибке

Неверно заполненное поле
Неверно заполненное поле
Неверно заполненное поле
Неверно заполненное поле
Неверно заполненное поле
Неверно заполненное поле
Неверно заполненное поле
Неверно заполненное поле
*
CAPTCHA Обновить код
Play CAPTCHA Audio

Версия для печати